Запад думает, как наказать Кремль за массовые побоища в Москве

На фото: задержание участника акции оппозиции в поддержку незарегистрированных кандидатов на выборах в Мосгордуму на Трубной площади в Москве

На фото: задержание участника акции оппозиции в поддержку незарегистрированных кандидатов на выборах в Мосгордуму на Трубной площади в Москве (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

ПАСЕ включила в повестку осенней сессии проведение дебатов по вопросу протестных митингов в российской столице этим летом («о нарушения демократических прав и подавления мирных протестов в РФ на фоне выборов в Мосгордуму»). Обсуждение вопроса назначено на 3 октября.

Инициативу проведении дебатов выдвинули представители европейской политической группы «Альянс либералов и демократов за Европу» (АЛДЕ). Они предлагали провести «срочные дебаты», однако Бюро ПАСЕ согласилось провести «текущие дебаты», то есть без доклада и итоговой резолюции как при «срочных дебатах».

В поддержку этого решения на заседании в понедельник, 30 сентября высказались 77 делегатов, 33 выступили против, еще 12 воздержались. Российская делегация протестовала против включения этого вопроса в повестку, однако ее протест не были услышаны.

«Предлагаемые дебаты… в свете того, что в Москве регулярно проходят митинги и один из них был вчера, и власти разрешают все активности оппозиции, более того, все те нарушения закона, которые были допущены летом, уже были урегулированы судом, и соответствующие задержанные отпущены, мне кажется в данном случае тема этих дебатов выглядит несколько искусственно», — заявил на пленарном заседании ПАСЕ глава российской делегации, зампредседателя Госдумы Петр Толстой.

Отметим, что представители российской стороны заявляли о том, что Москва готова дать ответы на конструктивные вопросы ПАСЕ по столичным митингам, хотя сам факт назначения дебатов по этой теме ей не нравится.

«Нам не нравится, когда внутрироссийские дела обсуждают где-то. Мы считаем, что это исключительно наше дело», — заявил журналистам пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

«Вместе с тем, если имеются какие-то конструктивные вопросы, то, естественно, члены нашей делегации и любые представители российской стороны всегда готовы дать конструктивные пояснения», — добавил он.

Напомним, в ПАСЕ регулярно поднимают вопросы, весьма неприятные для России. В частности, на летней сессии на дебаты был вынесен вопрос о ходе расследования убийства оппозиционного политика Бориса Немцова. И вот они снова? Стоило ли возвращаться в ПАСЕ, понимая, что вновь становимся объектом для их нападок?

— На мой взгляд, стоило вернуться туда формально — чтобы обеспечить присутствие нашего судьи в Страсбургском суде, — убежден доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— А на заседаниях самой ПАСЕ нам делать нечего. Мы для ПАСЕ — вечные мальчики для битья.

«СП»: — Чего их так интересуют наши митинги? Чего они хотят добиться? Какова цель этих дебатов?

— Их конечная цель — раскачать ситуацию в нашей стране и заставить Россию следовать в фарватере политики Запада. Ради этого они будут и власть расшатывать изнутри, и санкции дополнительные вводить. А уж если российская власть сама допускает ошибки — они стараются использовать их по максимуму.

А цель дебатов — ещё раз указать России на её непочётное место и, образно говоря, опустить нашу делегацию лицом в грязь.

«СП»: — Стало также известно, что международная правозащитная группа «Агора» обратилась к спецдокладчику ООН по вопросу независимости судей и адвокатов в связи с судебными решениями, вынесенными в отношении участников демонстраций. А это что им даст?

— Это даст возможность давить на Россию ещё и по линии ООН. Весь вопрос в том, как составлено обращение. Если там действительно указано на несправедливые действия наших силовиков — нам будет неприятно. Если же речь идёт об очередных общих антироссийских рассуждениях — отбиться удастся.

«СП»: — Кстати, решения и впрямь принимались в интересах исполнительной власти, независимо от наличия или отсутствия у нее существенных аргументов. Есть чем крыть?

— Это крыть наиболее тяжело. Поэтому приговоры должны быть объективными. Реальные сроки должны получить только те, кто грозил физической расправой омоновским детям или прыскал из баллончика газом в лицо росгвардейцам. А большинству остальных надо или дать административный арест, или отпустить. Тогда удастся сказать, что речь идёт об антироссийском заказе. В противном случае, власть сама подставится.

«СП»: — На днях во вмешательстве в наши внутренние дела обвинили немецкую Deutsche Wellе, открыто призывавшую россиян участвовать в несанкционированных акциях в Москве. Кто еще проявляет нездоровый интерес к событиям в столице России этим летом?

— Германия — не самый тут активный игрок. Больше других задействованы США и Швеция. Свою роль играют Британия и Канада, некоторую — даже Польша и Чехия. Желающих раскачать нас очень много. Такие силы есть почти во всех странах Евросоюза. Разве что в Греции и на Кипре они не просматриваются.

«СП»: — Чем нам стоит отвечать на это?

— С одной стороны, нужно бить по рукам тем, кто лезет в наши дела. Вплоть до лишения аккредитации у СМИ и высылки дипломатов. С другой — не проявлять излишнюю жестокость к участникам митингов. Сажать только три-четыре человека, и только за дело. А невиновных вроде активиста Алексея Миняйло надо отпускать. Тогда мы и защитим национальные интересы, и покажем, что права своих граждан мы уважаем.

— Правозащитные организации и межгосударственные структуры по определению интересуются нарушениями прав человека, — отмечает исполнительный директор мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Россия в этом контексте давно считается наиболее проблемной европейской страной, эти права стабильно нарушающей. В этой связи формальная цель дебатов — привлечь внимание более широкой международной общественности к российской ситуации и так или иначе повлиять на внутреннюю политику страны.

«СП»: — Стоило ли возвращаться в ПАСЕ? Они опять за свое? Лезут в наши дела?

— Здесь вопрос скорее в том, целесообразно ли России в принципе оставаться в международных структурах, членство в которых требует от страны, помимо прочего, соблюдения целого набора зафиксированных в собственных же документах прав человека, включая политические. Членство в таких организациях, собственно, предполагает, что другие получают все основания, скажем так, настойчиво интересоваться соблюдением Россией своих же обязательств. К Китаю или, не знаю, Саудовской Аравии совсем другие требования.

Будучи де-факто лишены каких-либо прав в ПАСЕ и требуя возвращения своих полномочий в полном объёме, россияне, как казалось, позабыли, что трудовые будни этого органа неразрывно связаны с обсуждением и осуждением тех или иных аспектов внутренней или внешней политики страны. Это всё ведь началось не с летних протестов в Москве.

«СП»: — ООН, ПАСЕ, на каких еще площадках могут поднять эту тему? Можно ли говорить о том, что все это координируется в некоем едином центре?

— Тема прав человека, как считается, имеет универсальное значение и может обсуждаться на любых площадках, а также в ходе многосторонних или двусторонних контактов представителей тех или иных государств.

Многие из нас склонны воспринимать политическое устройство мира и, в частности, Запада, что называется, по собственному образу и подобию. Делается допущение, что «Запад» — это нечто единое, такая большая унитарная федерация, которая, в свою очередь, имеет вертикаль власти, наверху которой принимаются все базовые решения, которые затем планомерно «спускаются» на более низкие уровни или же в каких-то отдельных случаях действует аналог «телефонного права». Однако оснований считать, что этот взгляд соответствует действительности, вряд ли достаточно.

«СП»: — Как России на все это реагировать? И нужно ли?

— Реагирование в рамках ПАСЕ и иных международных структур, где страна представлена, — часть должностных обязанностей участников соответствующих российских делегаций. Кроме того, стандартным ответом России в этом контексте является контратака, что в англосаксонской версии называется «WhatAbout’изм», а в отечественной традиции выражается сакраментальным: «А у вас негров линчуют». Последний пример подобного — проведение параллелей между разгоном несанкционированных митингов оппозиции в Москве и «жёлтых жилетов» в Париже.

Надо отметить, что «по существу» Москва тоже периодически реагирует на критику по нарушениям прав человека, но никогда не признаёт, что действует именно исходя из этой критики или какого-либо давления иностранных государств или собственно российского гражданского общества. Вместе с тем представляется очевидным, что смягчение приговоров ряду фигурантов «московского дела» случилось в контексте учёта международного внимания к происходящему.

Новости мира: Новые санкции США вызвали недоумение Москвы

Источник