Москва разочаровала Токио: Провокация на Южных Курилах потерпела провал

Москва разочаровала Токио: Провокация на Южных Курилах потерпела провал

Фото: Сергей Красноухов/ТАСС

Пилотный тур для японских туристов и правительственных чиновников на Курильские острова, который должен был состояться с 11 по 16 октября, отложен на неопределенное время по требованию России. Планировалось, что японцам покажут православные храмы и музеи на Кунашире, а также белые скалы и источники на Итурупе.

Одной из возможных причин такого решения Москвы могло стать заявление премьер-министра Синдзо Абэ, прозвучавшее во вторник в ходе парламентских слушаний, о неизменности позиции Токио по Южно-курильским островам.

«Суверенитет Японии распространяется на четыре северных острова. В этом наша позиция неизменна. Заявления о каком-либо отходе от нашей базисной позиции на этот счет не соответствуют действительности», — сказал Абэ. При этом глава японского кабмина отметил прогресс в переговорах между Москвой и Токио.

Доктор исторических наук, профессор Института стран Востока Анатолий Кошкин считает, что своим заявлением Абэ развеял слухи о том, что ради мирного договора он якобы склоняется к отказу от требований «вернуть» Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи и готов «ограничиться передачей под японский суверенитет лишь Малой Курильской гряды (Шикотан и Плоские)».

При этом эксперт полагает, что Россия могла пойти на серьезные уступки Японии, согласившись принять туристов из Страны Восходящего Солнца по «безвизовому обмену». Его предположение подтверждается и информацией газеты «Асахи симбун».

«Получается, что российские власти допустили распространение „безвизового обмена“ для посещающих могилы родственников престарелых бывших жителей южных Курил на всех японских граждан, что серьезно нарушает существующее в нашей стране законодательство о правилах въезда на территорию Российской Федерации граждан иностранных государств, с которыми визовый режим не отменен», — рассуждает Анатолий Кошкин.

Ученый отмечает, что стороны избегали разъяснений по условиям посещения островов. По его мнению, это связано с позицией Японии, где считают запрос на визы признанием российского суверенитета на Южных Курилах. Решение Москвы Анатолий Кошкин поддерживает.

«Недопустимо и, скажем прямо, абсурдно, когда гость приезжает в твой дом с претензиями на его владение», — уверен эксперт.

В Токио однако, рассчитывают, что отложенный тур все-таки состоится, причем в кратчайшие сроки. У России есть здесь свои интересы, в частности, — развитие въездного туризма.

«Считаем, что успешное продвижение работы по согласованию первого пилотного тура на южные Курильские острова в октябре 2019 года и планов по запуску туров на регулярной основе является еще одним свидетельством наличия взаимного экономического интереса в туризме, который, в частности, способствует достижению общих целей, … а именно — увеличение количества взаимных поездок до 200 тыс. с каждой стороны ежегодно к 2023 году», — заявила еще в августе руководитель Ростуризма Зарина Догузова.

Кроме туризма, стороны обсуждают такие направления как мусоропереработка, ветроэнергетика, проекты в сельскохозяйственной и рыбной отраслях. Однако есть ли прогресс в отношениях двух стран и почему срывается визит японцев, на который, видимо, каждая из сторон возлагала определенные надежды?

К.и.н., доцент Санкт-Петербургского государственного университета Евгений Османов считает, что если в области экономических отношений двух стран прогресс есть, то в политике — нет.

«СП»: -Абэ говорит о прогрессе в российско-японских отношениях, но в тоже время подтверждает претензии на острова. Так можно ли говорить о реальном прогрессе?

— Это топтание на месте, причем оно сознательно создается японской стороной. Если долгое время Япония придерживалась принципа не отделения политики и экономики, то в последние годы экономические и политические вопросы рассматриваются отдельно. Требования о возврате и двух, и четырех островов — с японской стороны это, скорее, желание показать японскому народу, миру, что правительство работает, что оно самостоятельно и так далее. Это некая политическая игра.

— Абэ прекрасно понимает, что четыре острова ему возвращать никто не собирается. Двумя, в принципе, они тоже не будут довольны, потому что им выгодно затягивание конфликта, а не его скорейшее разрешение, иначе не чем будет апеллировать к российской стороне. Здесь ведь вопрос не только в Японии, но и в Соединенных Штатах. Эта политическая игра тянется уже не одно десятилетие без какого-либо прогресса.

С точки зрения экономики есть бесспорный плюс. Японские власти и бизнес, наконец-то, осознали, что вести экономический диалог и отношения с Россией можно, и они это успешно реализуют.

«СП»: — С чем связана отмена «пилотного туристического проекта»?

— Если говорить о безвизе, то эта форма имеет место быть, но она распространяется только на тех японцев, которые как-то связаны с Россией. В основном это японцы, чьи родственники захоронены на Южно-курильских островах.

Что касается этого конфликта, то российская сторона заявила, что режим безвиза на эту категорию граждан не распространяется. Я читал в японской части интернета обвинения в сторону Москвы, согласно которым вроде бы японцы обо всем договорились. Но на самом деле японцы выдали желаемое за действительное. Ведь в этом есть политический подтекст — если Россия признает возможным посещение этих территорий японцами, которые никак не связаны с могилами и прочим, то это камень в пользу «японской правды». Допустив безвизовый обмен, Россия тем самым признает и некий суверенитет Японии на этой территории. Японцы сознательно это организовали. Это, можно сказать, политическая провокация, поскольку японцы отказались оформлять соответствующие документы для своих граждан, которые планировали ехать на острова. Причем Россия предложила это сделать в льготном оперативном порядке, то есть визы они получили бы практически автоматически. Японцы отказались, так как если они получают визы, то тем самым подтверждают российских суверенитет на этих территориях.

«СП»: — Если говорить о вроде бы наметившихся совместных проектах в области туризма, то Россия, наверное, заинтересована в инвестициях в создание соответствующей инфраструктуры. А заинтересованы ли в этом японцы? Может для них достаточно просто отправлять время от времени туристические группы?

— Япония не очень заинтересована в развитии туристических сфер, инфраструктуры на этих островах, поскольку большого потока туристов из Японии на эти территории ожидать не стоит. Не ринутся японцы смотреть острова Курильской гряды, когда у них хватает прекрасных мест и на севере, и на юге страны. Там (на Курилах — ред.), конечно, красивая природа, скалы, но каких-то интересных достопримечательностей, с точки зрения японцев, нет, а природные красоты есть и в самой Японии.

Все эти поездки носят больше политизированный характер, нежели туристический. Инвестировать в строительство дорог, отелей Япония, конечно, не будет, несмотря на наше желание. То, что реализуется в рамках договоренностей Путина и Абэ, например, строительство больниц в Южно-Сахалинске, но это несерьезно. Это не стратегические долгосрочные проекты.

Это сиюминутная инициатива, чтобы с японской стороны задобрить Москву и добиться уступок, даже не столько территориальных, сколько экономических: дополнительного доступа к сырью, к его источниками.

Кроме того, с японской стороны есть достаточно сильное желание ослабить тесные связи между Россией и Китайской народной республикой. Японцы — люди достаточно прагматичные, смотрят перспективу на много шагов вперед и понимают, что пока Китай является основным стратегическим и экономическим партнером России на Дальнем Востоке, японцам там делать нечего. Они остаются там по остаточному принципу. А учитывая географическое и экономическое положение Японии, а также ее огромную зависимость от источников сырья, конечно, японцам выгодно сотрудничество с Россией. Поэтому совсем портить отношения с Россией, конечно, японцы не будут, и идти на крайние меры, которые приведут к усилению напряженности, не будут.

За определенными фракциями японского правительства стоят конкретные компании — экономические гиганты, которые лоббируют свои интересы, в том числе и на российском направлении. Например, японские рыбопромышленники требуют пойти на диалог с Россией и улучшить политический климат, чтобы получать доступ в зоны российских территориальных вод, где можно заниматься добычей морских ресурсов.

«СП»: — Какие-то уступки Токио не породят у японцев представление о России, как слабой стране, готовой согласиться на требования Японии?

— На самом деле, основной массе японского общества все равно. Это не та проблема, которая заботит сегодня умы японских граждан.

Когда сознательно проводятся массовые митинги протеста, «дни северных территорий» и прочее, это политические акции. Большинству рядовых японцев до этого нет дела, многие из них даже не очень знают, где Россия находится, несмотря на близость.

А если говорить о создании образа страны, то можно вспомнить 90-е годы, когда подписывалась, например, Токийская декларация. Японцы были уверены, что мы все отдадим, но этого не произошло. И потом были определенные надежды, но воз и ныне там.

Источник